«Слон» в комнате: фильм, снятый по мотивам резни в «Колумбайне»

Кровавый отпечаток

20 апреля 1999 года ученики старших классов школы «Колумбайн» Эрик Харрис и Дилан Клиболд совершили спланированное нападение на учеников своей же школы, застрелив тринадцать человек и ранив ещё двадцать три. Массовое убийство вызывало резонанс в американском обществе, вновь подняв всегда актуальные проблемы контроля оружия и насилия над детьми в школах, это не говоря об общих вопросах безопасности и поиска ответа на всегда возникающий в подобных ситуациях вопрос: кто виноват? Ведь не могли же двое учеников просто так решить купить оружие и открыть огонь. У телевидения и прессы нашлись одни ответы, у общества – другие. Но неизменным осталось одно – проблема. Поиски корня всего зла не привели ни к чему, кроме как к пустым беседам, которые, к сожалению, не смогли убрать огромного и постоянно напоминающего о своём присутствии слона из комнаты.

Постер к фильме Слон Гаса Ван Сента

Резня в «Колумбайне» нашла своё отражение в искусстве. Трагедии посвятили книги, музыку и фильмы. Интерес не угасает до сих пор, особенно если учесть, что стрельба в учебных заведениях никуда не исчезла, а наоборот в последнее время вышла за пределы США. Слон теперь стоит в комнатах разных стран, угрожая изо дня в день до тех пор, пока общество не поймет, что оно само рождает будущих убийц вроде Эрика и Дилана.

Гас Ван Сент и его «Слон»

Если говорить о кинематографе, то трагедии было посвящено достаточно фильмов, но одним из самых лучших и оказывающий максимальное впечатление лично я считаю фильм независимого американского режиссера и сценариста Гаса Ван Сента «Слон», ставящего ребром проблему насилия среди детей путём простой демонстрации обычного школьного дня, которому в итоге суждено превратиться в кровавую резню по сценарию «Колумбайна» .

Школьники из фильма Слон

«Слон» является второй работой режиссера из «трилогии о смерти». Помимо «Слона», в трилогию также входят фильмы «Джерри» и «Последние Дни». Художественным традициям первого фильма, между прочим, следует и «Слон»: долгие планы, минимум монтажа, короткие, лишенные всякого смысла диалоги, отсутствие музыкального сопровождения и многое другое. Фильмы «трилогии о смерти» Ван Сента говорят со зрителем через саму картинку. Режиссер лишь показывает происходящее таким, каким всё это было на самом деле, выступая в роли экскурсовода по событиям прошлого, мастерски и детально воссоздавая локации и реальных людей.

«Трилогия о смерти» – это буквально то, как режиссёр видит смерть. Для Ван Сента она представляется как явление непредсказуемое, связанное с одиночеством и неожиданностью. Каждый фильм рассказывает об определённом типе смерти, которая приходит из ниоткуда. «Джерри» рассказывает про смерть от рук друга. «Слон» – от рук незнакомца. И «Последние Дни» – о самоубийстве. Именно так и получается трёхликий образ смерти в понимании Ван Сента. Именно с этой позиции и следует рассматривать «Слона».

Герой фильма Слон и его отец возле школы Колумбайн

Медленное путешествие в трагедию

Если вы привыкли к просмотру перенасыщенных экшеном картин, вроде тех же фильмов про супер героев или боевиков, то фильм «Слон» вам точно не понравится, а всё потому, что у вас не хватит терпения досмотреть его до конца. Вы сочтёте картину скучной, занудной и чересчур затянутой, лишённой энергии, зато переполненной унылостью повествования ради растяжения хронометража. Что ж, вынужден согласиться – фильм и правда многим окажется не по зубам из-за своей вялости, но такой способ диалога со зрителем был выбран нарочно, а вовсе не ради лишних минут красивой картинки.

Решаясь посмотреть этот фильм, будьте готовы к тому, что Ван Сент не удовлетворит ваше желание поглядеть на лужи крови, как в «Пиле». Здесь нет ярко выраженного насилия, крови минимум, а градус жестокости далёк от того, который мы привыкли наблюдать в картинах, рассказывающих про «резню» или «стрельбу». Всё потому, что эта картина вовсе не про кровавую и жестокую резню, устроенную двумя подростками. Она о самой сути проблемы, о слоне в комнате.

Демонстрирую события такими, какими они были в «Колумбайне», Ван Сент не стремится удовлетворить наши кровожадные желания, а хочет лишь привлечь наше внимание к этому слону, заставить ужаснуться и задуматься над тем, до чего мы способны довести детей, подростков да и взрослых людей тоже. А чтобы произвести столь сильное впечатление он и прибегает к необычной, или, как о ней скажут любители насыщенного спецэффектами и экшеном кино, скучной манере повествования.

Один из учеников Колумбайна смотрит

Ужас в естественности

Специфическая манера съёмки отнюдь не помешала автору получить «Золотую пальмовую ветвь» и по итогам десятилетия занять второе место после «Малхо́лланд-драйв» в списке лучших фильмов по мнению французского журнала «Кайе́ дю синема́». Если ради чего и нужно смотреть этот фильм, так это ради последних тридцати минут и финальной сцены, когда Алекс стоит в морозильной камере и читает считалочку, переводя дуло винтовки с одного подростка на другого, умоляющих его не стрелять.

Заканчиваясь фоном изумрудно-зеленого неба, фильм заставляет вас поежиться и ощутить мурашки на коже лишь в том случае, если вы смогли посмотреть его от начала и до конца. В этом и весь феномен «Слона» – он пугает с самого начала, хоть ты понимаешь это только в конце. Даже знающий детально трагедию в «Колумбайне» не сможет смотреть картину равнодушно, мучимый постоянным осознанием того, что рано или поздно кто-то из героев будет убит.

Герои фильма собираются устроить резню

В «Слоне» уникально почти всё. Изначально фильм и вовсе планировался быть документальным и рассказывающим про события в «Колумбайне», но после того как руководство канала HBO не одобрило такую идею, было решено создать художественный фильм по мотивам трагедии. Сценария как такого и вовсе не было, если не считать плана на двадцать страниц. Из-за этого все диалоги в фильме – чистейшая импровизация непрофессиональных актеров, большинство из которых были обычными учениками портлендских школ. Всё это позволило стать фильму невероятно естественным и реалистичным, что, возможно, и пугает. Мы как будто не смотрим фильм, а наблюдаем за происходящим, находясь непосредственно рядом с героями.

Хрупкие вещи

В один год со стрельбой в школе также вышел альбом группы Nine Inch Nails «The Fragile», который во многом продолжал идеи его предшественника «The Downward Spiral» и исследовал деструктивную природу вещей. Есть кровь — можно убить. За основу всей пластинки взята мысль о хрупкости всего, что нас окружает. Что угодно может рухнуть или подойти к своему логичному концу, включая человеческую жизнь, которая считается на пластинке чуть ли не самой хрупкой вещью.

Сравнивая эту пластинку с фильмом Ван Сента можно сказать, что тишина — это ещё одна хрупкая вещь. В любой момент она может быть нарушена выстрелами и криками бегущих по коридорам детей, пытающихся спасти жизнь — ещё одну хрупкую частицу бытия. Умелая игра со звуком в итоге выливается в то, что самыми страшными звуками становятся именно первые звуки выстрелов. Кроме них зритель также услышит сонаты Бетховена, которые гармонично заполняют пустоту в тех сценах, когда естественную жизнь обычной американской школы необходимо было показать без диалогов, буквально наголо.

Обложка альбома Fragile группы Nine Inch Nails
Обложка альбома

Бояться тишины

«Слон» был снят всего за семнадцать дней при естественном освещении. В качестве музыкального сопровождения в фильме тишина и завывания ветра, если не считать всего лишь двух долгих и фактически не имеющих какого-либо смысла сцен, когда на заднем плане играют сонаты Бетховена«Лунная» и «К Элизе». И эта гнетущая тишина иногда пугает сильнее всего, поскольку мы слышим её на протяжении почти всего фильма, постоянно ожидая, что вот-вот что-то должно произойти, разрушить покой. Но так уж вышло, что самым страшным в итоге становятся первые звуки выстрелов.

Отличают фильм также очень долгие молчаливые сцены, когда мы просто наблюдаем за привычными делами героев без всякого смысла. Чаще всего камера, причём единственная, стоит на месте либо плавно следует за персонажем, снимая того со спины. Тишина, плавное следование за актёром по пустому коридору в течение трёх минут и постоянное ожидание того, что сейчас что-то должно произойти. Долгое следование за объектом без всяких монтажных склеек и даже без фоновой музыки создаёт необходимое напряжение и приближает фильм к жанру документального кино. Возможно именно поэтому финал буравит насквозь, заставляя даже вздрогнуть, когда Алекс и Эрик начинают стрельбу в библиотеке.

Ученики школы Колумбайн

Необычным визуальным решением можно назвать и отказ от искусственного освещения, а также нестандартное соотношение сторон, что совершенно не типично для современного любителя кино, привыкшего к широкой картонке с большим количеством фильтров поверх, усиливающих сочность изображения. «Слон» же максимально естественен как фильм, как будто над ним работала не целая съёмочная группа, а всего лишь слоняющийся без дела ученик школы.

Простая, старая история

Вызывает любопытство и структура повествования «Слона». Камера поочерёдно следует за разными школьниками, показывая их действия в течение примерно двадцати минут, предшествовавших началу стрельбы. Пути персонажей периодически пересекаются, и некоторые моменты повторяются в фильме с разных точек зрения. А поскольку переходы по времени никак не выделяются, то невнимательный зритель легко может запутаться в происходящем на экране. Однако только такая композиция способна наглядно показать, насколько же сильно всё в этом мире связано. Случайности не случайны, проще говоря. Пойди герой не туда — и всё, в финале он был бы убит.

Старая формула, нагоняющая страх и заставляющая задуматься над устройством жизни: сегодня ты здороваешься с другом за руку в коридоре, а уже через двадцать минут он лежит мертвый под столом с окровавленными руками. Такой парадокс смерти — ещё одна составляющая трилогии Ван Сента, показывающая, насколько близко к краю находятся все хрупкие вещи.

Одни из героев фильма Слон
Режиссёр специально заостряет внимание зрителя на ОБЫДЕННОСТИ очередного школьного дня, показывая, как в один момент спокойная жизнь может рухнуть по воли незнакомцев

Корень зла

Авторской интерпретации причин произошедшего в фильме нет, хотя зрителю предлагается набор возможных причин, которые часто связывают с подобными происшествиями: убийцы Алекс и Эрик играют в некую жестокую видео-игру, смотрят по телевизору документальный фильм про Адольфа Гитлера, на стене дома Алекса можно заметить плакат с Мэрилином Мэнсоном. Все эти факторы упоминались в связи с трагедией в «Колумбайне»: оно произошло 20 апреля (день рождения Гитлера); убийцы Эрик Харрис и Дилан Клиболд были любителями «Doom» и «Wolfenstein 3D» и поклонниками «Rammstein» и Мэнсона. Ван Сент утверждал, что у него есть предположения насчёт того, что могло стать причиной трагедии в «Колумбайне», но поделиться ими со зрителем не входило в его задачу. Он предоставляет зрителю самому делать наблюдения и самостоятельно ответить на этот вопрос.

Современное кино принимает форму проповеди. Вы не думаете, а только получаете информацию. Этот фильм — не проповедь. Смысл этого фильма не диктуется вам режиссёром. Надо надеяться, что интерпретаций столько же, сколько и зрителей – Ван Сент о художественной составляющей фильма «Слон».
Режиссёр фильма Слон Гас Ван Сент
Гас Ван Сент

Фильм «Слон» интересен ещё и тем, что каждый может трактовать его по-разному. Одни критики сочли его целью показать живых людей и реальные, а потому столь ужасные события. Другие называют это картиной о трудном возрасте, а третьи, отталкиваясь от названия фильма, считают, что Ван Сент хотел не только привлечь внимания зрителя к проблеме контроля оружия в США, но и задать вполне логичный вопрос: почему совершенно никто не заметил приближение трагедии? Почему никто не обращает внимания на подростков, подобных Эрику и Дилану из «Колумбайна», считающих себя ненужными изгоями общества? Почему в конечном итоге никто не видит слона в комнате?

Добавить комментарий